Обвиняемый во взятках инженер Службы единого заказчика Забайкалья дал показания в суде

05 мая 2024 г., 14:15:00   738   0

Обвиняемый во взятках инженер Службы единого заказчика Забайкалья дал показания в суде

Главный инженер Службы единого заказчика (СЕЗ) Виталий Чумаков уже полтора года находится в СИЗО: он обвиняется в семи эпизодах получения крупных взяток общей суммой во внушительные 1,63 миллиона рублей.

Всё это время идут судебные заседания, которые уже подходят к своей заключительной стадии. Из всех фигурантов Чумаков — единственный, кто полностью отрицает свою вину, притом что деньги он действительно получал.

Он дал свои показания в суде, в которых подробно объяснил причину такого противоречия, свое видение ситуации и то, как именно и за что он получал деньги. Забегая вперед, скажем, что виноват, по его словам, исключительно Гусляков. Но обо всём по порядку. Далее — текст, основанный на словах Виталия Чумакова в суде.

Фигурантов обвиняют в получении взятки в 3,5 миллиона рублей за помощь с госконтрактами по строительству школ и других объектов в Забайкальском крае. По версии следствия, в 2021 году Виктор Гусляков, планируя занять должность заместителя директора Службы единого заказчика Забайкальского края, предложил своим знакомым Виктору Чумакову и Владимиру Имекову занять руководящие должности в этом же учреждении для совместного получения взяток. Чумаков и Имеков на предложение Гуслякова согласились. По данным полиции, подозреваемые за взятку обещали покровительство двум подрядным организациям, которые занимаются строительными и ремонтными работами на объектах в Чите.

Чумаков до Забайкалья: из Бурятии в СЕЗ

Трудовой стаж Виктора Чумакова — 15 лет. С 2014 года он работал на инженерных должностях в различных регионах: Красноярском крае, Амурской и Иркутской областях, на границе с Монголией в Забайкалье. Последнее рабочее место — в Бурятии, где Чумаков был начальником производственно-технического управления капитального строительства республики. При его участии в 2019–2020 годах были построены 14 детских садов, 3 школы, 7 стадионов, первый в ДФО открытый лукодром, ледовые арены. За все эти объекты имеются благодарственные письма и грамоты.

Там же, в управлении капитального строительства, он познакомился с будущим замглавы СЕЗ и главным взяточником этой истории Виктором Гусляковым. По словам Чумакова, они работали вместе в управлении и ранее были незнакомы, отношения были не дружеские, исключительно рабочие. В 2021 году Гусляков пришел к Чумакову с необычным предложением: Гуслякову предложили работу специалиста строительной отрасли в Забайкальском крае, и он позвал Чумакова с собой.

От кого Гуслякову поступило предложение приехать в Забайкалье, он не уточнял. Сторона обвинения полагает, что Гуслякова в край мог позвать курирующий на тот момент Минстрой зампред Вадим Петров. Однако подтверждения этому нет.

Бывший советник губернатора Забайкалья Вадим Петров был назначен зампредом правительства по строительству в марте 2022 года. В январе 2023 года — через 3 месяца после начала арестов в СЕЗ — он ушел в отставку по собственному желанию. Через месяц после ухода Петрова из правительства стало известно, что следователи направили губернатору Александру Осипову письмо о том, что Вадим Петров и несколько руководителей строительных компаний, в том числе подрядчик детской больницы в Чите, могли участвовать в коррупционной схеме вместе с задержанными руководителями СЕЗ.

Согласно копии документа следкома, в период с марта по апрель 2022 года Виктор Гусляков, Владимир Имеков и Виталий Чумаков получили взятку в 2 миллиона рублей за заключение госконтракта на реконструкцию театра кукол и обещали принять работы в любом виде, а также покровительство и попустительство по службе, а экс-зампред Вадим Петров не только знал о взятках руководителей СЕЗ, но и сам мог получать от них часть полученных денег за покровительство в их деятельности. В декабре 2023 года в прокуратуре сообщили, что причастность Петрова к взяточникам из СЕЗ установить не удалось.

В Забайкалье Гусляков сулил Чумакову более высокую должность, зарплату, а также премии за достижения. По словам самого Чумакова в суде, Гусляков объяснил приглашение именно его тем, что знает Чумакова как грамотного специалиста. Приглашение он принял не сразу, а через несколько дней. Согласился, потому что захотел расти по карьере.

Чумаков настаивает, что никакого разговора при этом о помощи каким-либо подрядчикам или незаконной деятельности не было, а если бы такое и было, то он сразу бы отказался. Речи о заготовленном специально для него месте в Забайкалье тоже не велось. Чумаков, как и положено, проходил собеседование, а затем конкурсную процедуру по «Забайкальскому призыву».

— Показания Гуслякова о том, что во время разговора в апреле 2021-го у нас состоялся сговор, являются недостоверными, потому что каким образом можно было обговаривать преступления, когда никто из участников разговора не знал, возьмут ли его вообще на работу в Забайкалье. На какую должность, в какую организацию — всё это было неизвестно.

Чиновники из Бурятии и по совместительству будущие топ-менеджеры Службы единого заказчика Чумаков, Гусляков и Имеков поехали на машине вместе.

По словам Чумакова, собеседовал его в Забайкалье на тот момент работающий зампред Сергей Гордеев (губернатор Забайкалья Александр Осипов назначил Гордеева зампредом правительства края в феврале 2021 года, на этом посту он в числе прочего отвечал за вопросы МинЖКХ и Минстроя края. В июле 2022 года Гордеев уволился по личным мотивам и собственному желанию. — Прим. ред.) и экс-министр строительства Дмитрий Ватагин (был главой ведомства с июля 2021 года, покинул пост в марте 2022-го. — Прим. ред.), а после, по итогам «Забайкальского призыва», его согласовали на должность главного инженера в СЕЗ.

На посту главного инженера он отвечал за объем, качество, сроки и стоимость строительства, а также его соответствие проектной документации и техническим нормативам.

Как и за что Чумаков получал деньги? Версия обвиняемого

По показаниям Чумакова, получал деньги он, сам того не желая, а порой даже и не зная об этом. Деньги наличкой ему передавал Гусляков различными способами и без объяснения, за что они и откуда.

Первая передача денег Чумакову произошла через пару месяцев после их приезда в край — в июне 2021 года. Гусляков передал Чумакову 50 тысяч рублей, пояснив, что это компенсация за аренду квартиры, которую тот снимал в Чите за свой счет за 25 тысяч.

В начале сентября Гусляков передал Чумакову еще 150 тысяч рублей наличными. Как объяснил это Гусляков, это снова была компенсация за аренду квартиры только уже вперед до конца года.

Самую крупную сумму — сразу в полмиллиона наличкой (!) — Чумаков получил еще через три месяца, в конце декабря. По его словам, собираясь домой с работы, он обнаружил, что в кармане его куртки находится сверток пятитысячных купюр, обмотанных целлофановым пакетом.

— Поскольку мы работаем в одном кабинете и шкафы только мы вдвоем имели, я видел, как он там ходил, копошился, когда вешал куртку. Когда я нашел их [деньги], конечно, первая мысль была, что это он положил, но там его уже не было. Когда я пришел домой и пересчитал их, там было около 550 тысяч рублей. Я позвонил ему, спросил, клал ли он деньги, он сказал: «Да». Я спросил, за что это, он сказал, что это премии перед Новым годом. Я сказал: «Какая премия наличными деньгами? Что это такое?» Но он мне ничего пояснять не стал, сказал, что объяснит позже, не по телефону: «Успокойся, я никаких противозаконных действий не совершаю».

Чумаков пояснил суду, что, как выяснилось позже, у Гуслякова была своя схема, по которой он обманывал подрядчиков, получая от них деньги:

— Если обращался подрядчик, который желал, но не имел возможность заключить контракт, то Гусляков им говорил, что может способствовать заключению контракта, хотя по факту он никакого действия не осуществлял и все контракты заключались в законном порядке, как он пояснил нам. То есть он вводил в заблуждение подрядчиков, что может оказать содействие, чтобы подрядчики могли ему за эту помощь заплатить.

Какого именно подрядчика Гусляков «вводил в заблуждение», он Чумакову не говорил — ни названия фирмы, ни фамилий. Но уверял, что такая компания одна и всё якобы законно.

Чумаков заявил в суде, что возражал против незаконных действий Гуслякова, но тот в ответ на все вопросы приказывал молчать и угрожал.

— «Ты никому не говори. Если ты хочешь продолжать работать в СЕЗ и не лишиться места, то советую тебе не задавать вопросов и держать свои догадки при себе». Потребовал вообще не вмешиваться в его дела и разговоры, если будет что-то с подрядчиками. Но, как правило, при мне таких разговоров и не было, — сказал в суде Чумаков.

Также он пояснил, что, восприняв угрозы, никому не стал сообщать о «делах» Гуслякова и о деньгах. И сейчас признаёт, что это было ошибкой:

— Признаюсь честно, на тот момент я смалодушничал, потому что была хорошая должность, хорошая зарплата, мы начали жить с моей супругой, с ребенком и я боялся потерять работу. Слова Гуслякова об увольнении воспринял серьезно, он угрожал, что я вылечу и больше нигде не устроюсь. Да и почему еще я поверил в слова Гуслякова? Он постоянно хвастался своими связями, говорил всегда, что он человек губернатора, всегда показывал переписку с ним, что чуть ли не в баню с губернатором ходит. Также в материалах уголовного дела есть запись нашего разговора, где он сообщает, что он ходил — не знаю, в ресторан или куда, — с прокурором Забайкальского края, с ФСБ. Он всегда так себя позиционировал, — сказал в суде Чумаков.

— Как вы на тот момент понимали, за что он вам эти деньги дает? — спросил Чумакова адвокат.

— Как он проговорился, за молчание, за несообщение в правоохранительные органы и за неразглашение данной информации подрядчику, — ответил Чумаков.

По его словам, 18 января 2022 года прошло отчётное совещание Минстроя об итогах работы за 2021 год, где губернатор жестко раскритиковал работу министерства и СЕЗа. После этого Гусляков написал заявление на отпуск с последующим увольнением. В тот же день написал заявление и Имеков. Чумаков же тогда не уволился, а стал и. о. замдиректора отдела по промышленно-гражданскому строительству (ПГС).

На новой руководящей должности у Чумакова возник ряд вопросов по работе. На следующий день он захотел проконсультироваться с Гусляковым, они созвонились и Гусляков пригласил на разговор к себе. Чумаков согласился.

Придя в гости, он увидел на квартире также Имекова и Батуева (Владимир Батуев осужден в ноябре 2023 года за дачу взяток главам СЕЗ. — Прим. ред.). Они были пьяны, как охарактеризовал Чумаков, «выше среднего».

— Они что-то спорили между собой и обсуждали, в том числе и по объектам. Я понял, что тут ничего полезного для себя не вынесу, и решил скорее уносить оттуда ноги. В тот день при мне разговоров о содействии при заключении контрактов или о покровительстве не было. Соответственно, никакого согласия на участие в противоправных действиях я не давал.

Через несколько дней после этого Гусляков и Имеков забрали свои заявления на увольнение. Почему — Чумакову неизвестно.

По словам Чумакова, следующую сумму денег он получил от Гуслякова через четыре месяца с момента последнего «транша». Способ всё тот же тайный — подброшенные деньги в кармане.

— В апреле я в очередной раз обнаружил 300 тысяч рублей. Я тогда хотел вернуть эти деньги, сказал: «Забери». А я в январе занимал у него 200 тысяч рублей на покупку автомобиля. Я у него занимать не хотел, но он один раз услышал, как я говорил, что мне сильно не хватает суммы в 200 тысяч, и он сказал: «Я тебе займу». Тогда он эти 200 тысяч забрал, а 100 оставил. Он также сказал: «Эти 100 тысяч я тебе за молчание даю, чтобы не сообщил ни в правоохранительные органы, ни подрядчику». Он так и не говорил, откуда, кто, за какой объект. Говорил всегда: «Меньше знаешь — крепче спишь», — это его постоянная фраза была, — рассказал Чумаков.

Еще через месяц, 17 мая, сумму в 250 тысяч рублей Чумакову передал Евгений Ханахарев (ныне осужденный посредник в даче взятки Гуслякову за контракт на строительство Дома культуры в селе Аксёново-Зилово Чернышевского района, директор акционерного общества «Коммунальник». — Прим. ред.).

— Он позвонил, сказал, что нужно увидеться. Когда я подъехал, он встретил меня в подъезде и передал мне сумку. Когда передавал деньги, сказал, что это попросил передать Гусляков. В этот момент его не было в Чите, — рассказал Чумаков.

Адвокат поинтересовался, пытался ли он вообще вернуть деньги Гуслякову обратно.

— Конечно, я пытался выйти на него, спросить, что это за деньги, за что, бычил на него. А он всё так же: за молчание, чтобы не сообщал. Я всегда хотел вернуть все врученные деньги, на что он всегда в грубой форме, даже угрожая, говорил: «Нет, всё».

Еще через три месяца, в августе 2022 года, Чумаков в очередной раз обнаружил деньги в кармане куртки — 330 тысяч. Гусляков также сказал, что это за молчание

Не то дружба, не то вражда: личные отношения Чумакова и Гуслякова

Особый интерес у суда был к межличностным отношениям Чумакова и Гуслякова. Чумаков пояснял, что отношения были только рабочие, не дружеские и тем более не доверительные.

Прокурор поинтересовалась, почему Гусляков сидел именно с Чумаковым в одном кабинете и кто принимал это решение. Чумаков ответил, что, когда он устроился в СЕЗ, Гусляков уже сидел в кабинете главного инженера.

— Он [кабинет] был единственным подходящим по объемам, в других кабинетах находилось по 6–8 сотрудников. Кем принималось это решение, я не знаю, я уже принял это как данность.

Чумаков уверяет, что вне работы он не общался с Гусляковым. Лишь изредка, поскольку они жили в одном районе, могли вместе ходить на работу и с нее. Однажды, правда, Гусляков позвал Чумакова с женой на пикник на берегу реки, но, как отмечает подсудимый, это по большей мере было из-за того, что у них был автомобиль.

Прокурор уточнил, что один из свидетелей говорил, что Чумаков и Гусляков вместе посещали и сауну. Чумаков признал, что такое тоже было, но отметил, что это было разовое, а не регулярное мероприятие.

По словам Чумакова, часто были разногласия и конфликты на работе из-за импульсивности Гуслякова. После передачи ему 550 тысяч рублей Чумаков стал больше сторониться и их отношения начали накаляться. По его словам, он настолько переживал по поводу происхождения отдаваемых ему денег, что стал много выпивать. Из-за этого у него возникли проблемы с алкоголем, и для их решения он прошел через кодирование (в наркологии запретительная терапия алкоголизма для формирования стойкого длительного отвращения к спиртному. — Прим. ред.)

— Были разногласия в том числе и по объектам, но оспаривать было что-то трудно. Он всегда говорил, что человек руководства.

Прокурор спросил, если отношения между начальниками не были доверительными, то почему Гусляков, по его мнению, поделился информацией про обман подрядчика.

— Потому что я начал спрашивать. Когда он передал деньги, я спросил, за что. Тогда он начал как-то объяснить их происхождение и сказал, что ничего противозаконного не совершает, только махинации какие-то с обманом подрядчика проводит. Речь была об одном подрядчике, — пояснил Чумаков.

— А вас не смутило, что Гусляков говорит, что незаконных действий не совершал, но разве обман подрядчика не является противоправным?

— Конечно, смутило. Я же говорю, я начал задавать вопросы, а он прямо пригрозил мне, чтобы я свои догадки оставлял при себе, чтобы нос не совал, в противном случае лишусь работы, — сказал Чумаков.

Где деньги?

Итого с июня 2021-го по август 2022-го Чумаков получил от Гуслякова: 50, 150, 550, 300, 250 и 330 тысяч рублей наличными — в сумме это 1,63 миллиона рублей за год.

По словам Чумакова, первые две полученные суммы он потратил на аренду квартиры, так как на тот момент действительно думал, что это компенсация за съем жилья. Начиная с третьей суммы в полмиллиона рублей, он деньги уже никуда не тратил. Говорит, что деньги по-прежнему где-то остались, но где именно, не уточняет.

Если говорить об имуществе Чумакова, то его нельзя назвать роскошным. Богатого автопарка, какой был у Гуслякова, у главного инженера СЕЗ не оказалось. В суде он отчитался, что за время работы в Чите продал свою Toyota Camry и с новогодней премии, своих накоплений и вышеупомянутого займа в 200 тысяч рублей у Гуслякова купил себе машину Nissan Navara.

Также супруга Чумакова купила небольшой дачный участок примерно за 300 тысяч рублей. Он был куплен на ее деньги, но записан на Чумакова, так как у его жены продолжался развод с прошлым мужем. «Заросшее поле, разваливающийся дом», — так описал приобретенный участок Чумаков.

— Я не ездил, как Гусляков, в Москву ежемесячно, в отпуск куда-то за границу ни разу. Всегда работа — дом — работа — дом, съездили только на выходные в Улан-Удэ один раз, и всё.

Вину не признаёт

Чумаков отрицает преступный сговор, действия, совершенные группой лиц, и помощь определенным подрядчикам. Он признаёт лишь то, что получал деньги от Гуслякова, но отмечает, что не понимал, откуда они.

— По обвинению в изложенной редакции я вину не признаю в полном объеме. Я с самого начала не скрывал и говорил в самых первых показаниях, что Гусляков мне передавал деньги, но никаких договоренностей заранее у меня с ним не было, никаких разговоров, что будут совершаться какие-то противоправные действия. То, что сказано в обвинении про содействие в заключении по приемке работ, содействие в заключении контактов, общее покровительство, — я никогда этого не делал и денег за это не получал. Все свои должностные обязанности выполнял строго в соответствии с законом.

Читайте еще

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Наши опросы
Как вы попали на наш сайт?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте